Главная
  Аналитика
  Конференция
  Рецензии
  Мнения
  Персоналии
  Мемуары
  Документы
  Хроника
  История
  Туркмены
  Этнология
  Каспий
  Права человека
  Проекты
  Юмор
  Central  Asia
  Словарь
  Что читать?
Б о р и с  П а н к и н
ГОЛОС ТУРКМЕНА, СОГРЕТОГО СЕВЕРОМ ЕВРОПЫ

(рецензия Б.Панкина на книгу Ш.Кадырова "Российско-туркменский исторический словарь")

Берген, Bodoni Hus, 2001, 456 с.

     

      Первое знакомство, до сих пор заочное, с автором этой книги состоялось около пяти лет назад, когда ко мне в Стокгольм из Бергена пришёл под Рождество увесистый пакет, в котором я обнаружил несколько экземпляров журнала под названием "Туркмены" и письмо, подписанное Шохратом Кадыровым.

      Как мог уроженец знойного Туркменистана оказаться резидентом утопающего в снегах норвежского города?

      Письмо всё объясняло.

      Шохрат Кадыров принадлежал, и принадлежит, тому поколению диссидентов, куда менее известных на Западе, чем их советские предшественники, которое народилось в пору распада Советского Союза.

      Не раз приходилось слышать о них горькую шутку: - Хорошо было Буковскому с Григорьянцем да Ларисе Богораз с Сергеем Ковалёвым: они боролись с очевидным для всех злом – тоталитарным советским режимом. А на нас посматривают косо – уж не сторонники ли мы "проклятого прошлого", не больны ли, мол, политической ностальгией?

      Свою оппозиционную деятельность молодой учёный начал еще в 90-м году, когда вместе с единомышленниками – демократами организовал в Ашгабаде глуб инакомыслящих "Пайхас". Первый секретарь ЦК КПТ, прочно забытая теперь уже аббревиатура, кое-как терпел их в рамках перестроечного СССР, но для единовластного Туркменбаши, хозяина независимого Туркменистана, то есть того же Ниязова, мириться со смутьянами оказалось выше сил.

      Пришлось Кадырову вместе с семьёй перебираться в несколько приёмов в Москву, где он начал издавать свой журнал "Туркмены". Успешно развивавшееся сотрудничество спецслужб стран – членов СНГ сделало рискованным пребывание и здесь. Так, с помощью друзей из Международной амнистии и Хельсинской группы, он обосновался на правах беженца в Норвегии. Продолжил издание журнала, о котором я вскоре рассказал на страницах "Общей газеты". А главное, взялся, - как публицист, историк, этнограф, за тот труд, о котором и хочу теперь рассказать. Вот он лежит передо мной, изданный в Бергене на русском языке пятисотстраничный том, скромно названный "Российско-туркменским историческим словарём".

      Как и журналы, пять лет назад, Шохрат снова прислал мне свой пакет перед самым Рождеством. Что же, такому подарку могут позавидовать многие – все, кто неравнодушен к участи миллионов людей, когда-то соотечественников, оказавшихся по закону рождения и волею обстоятельств и судеб в эпицентре исторического торнадо. Книга названа словарём, но это отнюдь не языковый словарь. Этот увесистый том резоннее было бы назвать энциклопедией русско-туркменских отношений с незапамятных времён до наших дней. Под одной обложкой соседствуют построенное в алфавитном порядке досье наиболее значимых событий и личностей; детальная хронологическая летопись событий на протяжении "последних" десяти веков; очерки по истории страны и многие другие материалы справочно-информационного характера, в том числе уникальные документы из ашхабадских и московских архивов, которые впервые вводятся в научный оборот.

      Не будет большим преувеличением предположить, что в своей сфере автор ставил задачи не меньшей значимости, чем создатели знаменитой французской энциклопедии восемнадцатого века, которая как архимедов рычаг перевернула мир. Только в отличие от них его упования связаны с тем, чтобы уже перевернутый мир его страны привести в нормальное, пригодное для достойной жизни человека существование. Другими словами, если уж продолжить сравнение, работа Кадырова как и труд великих французских просветителей, не нейтральна.

      Вот взять хотя бы то, что автор назвал Летописью - то есть хронику событий, движений и процессов, что развивались на туркменской земле за минувшее тысячелетие, которую ему удалось уложить в какие-нибудь полсотни страниц книжного текста.

      Если на первых её страницах автор ведёт счёт на века, потом – на десятилетия, то период с 1991 года представлен буквально по месяцам, едва ли не по дням. Особенно подробно и тщательно документирован взлёт карьеры Сапармурада Ниязова за минувшие пятнадцать лет, которые превратили скромного инструктора отдела оргпартработы ЦК КПСС, приглянувшегося в 1985 году новому Генсеку КПСС, во всесильного и пожизненного президента, и Туркменбаши, и отца народов и т.п. На страницах Летописи это выглядит покруче, чем метаморфозы судьбы какого-нибудь Тимур-ленга.

      Тем более, что вехи увековечивания его власти обрамлены в Летописи документальными сообщениями о кипучей активности бывшего партбосса, как внутри страны так и за её пределами – в ближнем и дальнем зарубежье.

      С одной стороны "реабилитация писателей-националистов", с другой – республиканский указ "о запрещении собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций". С одной стороны "Заявление руководства ТССР о главенстве республиканских законов над законами СССР", с другой "ограничение деятельности самодеятельных организаций" и "учреждение условий регистрации средств массовой информации".

      Закону о "защите чести и достоинства президента", "официальному объявлению культа Ниязова государственной идеологией" и "депортации из Туркменистана представителей Международной амнистии" сопутствуют нескончаемые встречи с различными отрядами творческой интеллигенции. Популистским указам о "бесплатном обеспечении граждан электроэнергией, газом, водой" - "распоряжение президента статистическим органам повысить численность населения Туркменистана на 300 тыс. человек" и аресты членов фонда "Туркменистан" в гг. Москве, Ташкенте, Ашхабаде.

      Добавьте сюда помянутые в Летописи "расстрелы бунтовщиков в ашхабадской тюрьме" и "совещание со старейшинами Туркменистана"; "хлебные" волнения в Западном Туркменистане" и "открытие мечети Сапармурада-ходжи в Геоктепе", которая тут же будет объявлена Меккой туркмен…

      Таким же причудливым образом – симбиоз кнута и пряника, - переплетаются в исторической хронике последнего десятилетия акты внимания к республике со стороны внешних сил, дальних и ближних, продиктованные прежде и больше всего интересом к её газу и нефти.

      Снисходительные упрёки Запада по поводу нарушений прав человека в стране с лихвой компенсируются официальными и неофициальными визитами на всех уровнях в США и из США, Великобритании, ФРГ, Турции, Ирана, Китая и, разумеется России, и коммюнике о миллиардных контрактах по поводу разведок и обустройства месторождений и строительства транснациональных газо- и нефтепроводов.

      Достаточно прочитать одну эту летопись, а она составляет лишь малую часть книги, чтобы воочию представить себе какая ярмарка тщеславия и корысти раскинулась на пустынных просторах обретшего независимость Туркменистана и его соседей из бывшего Советского Союза.

      Обращаясь к истории российско-туркменских отношений в другом разделе книги, автор напоминает о высказывании Екатерины Второй, которая в ответ на просьбу ханов Среднего джуса о российском подданстве заметила, что в этом нет необходимости, ибо все три киргиз-кайсакские орды (как и прикаспийские туркмены) и так состоят в подданстве России.

      По мнению автора "после роспуска в 1991 году Советского Союза среднеазиаты, сами того не замечая, были низведены в отношениях с Россией до положения геополитических подданных екатерининских времён".

      В то время как все кругом твердят о прогрессе, Кадыров утверждает, что наметившееся разобщение, диктуемое концепцией национальной самодостаточности, поворачивает развитие вспять, "вразрез с планетарным процессом культурного смешения".

      По нему "механизм развития нации связан не только, а порой не столько с внутренними ресурсами и потенциями, но и с взаимодействием государств и народов".

      Жёсткая президентская вертикаль, сконструированная в Туркменистане сразу после декабря 1991 года с единственной, якобы целью – стоять на страже независимости страны, служит на самом деле независимости от закона и демократических принципов одного человека – её создателя.

      Читая Исторический словарь, а это не столько размышления, сколько имена, факты, цифры, события, изложенные нарочито сухим, почти казённым, по законам энциклопедического жанра слогом, который, однако, захватывает сильнее, чем какой-нибудь литературный триллер или телесериал, мы ещё раз убеждаемся, насколько многогранна правда о многовековом сосуществовании таких разных народов как русские и туркмены и как трудно уложить её в черно-белое прокрустово ложе порабощения и освободительной войны. По автору, как отмечают первые рецензенты книги, история создания и развития туркменской государственности неотделима от России и российского влияния.

      Да, автор имеет своё мнение, но не навязывает его. А обилие, просто пиршество научно систематизированного материала даёт возможность каждому вдумчивому читателю – будь то исследователь или просто заинтересованное лицо придти к собственным выводам.

      Не думаю, что у объективного аналитика они будут сильно отличаться от тех, которые сделал автор книги.

      Остаётся вслед за ним помянуть добрым словом его норвежских коллег из Бергена, учёных и правозащитников, которые сделали возможным выход этого труда и пожелать, чтобы книга дошла до своих читателей и на постсоветском пространстве, прежде всего в России и Туркменистане.

Об авторе
БОРИС ДМИТРИЕВИЧ ПАНКИН

      Общественно-политический деятель, писатель, публицист. Родился в г.Фрунзе (ныне г.Бишкек, Киргизстан) 20 февраля 1931 года. В 1953 окончил факультет филологии МГУ им. М.В.Ломоносова. С этого же времени - журналист газеты "Комсомольская правда". В 1965-73 главный редактор "Комсомольской правды" (тираж 10 млн. экз.). В 19731982 годах. возглавлял Всесоюзное агентство по авторским правам. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Королевстве Швеция в 1982-1990 годы. Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Чехословакии с мая 1990 по август 1991 г. С августа по декабрь 1991 – министр иностранных дел Советского Союза. С 1991 по сентябрь 1994 Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Великобритании. Член Союза писателей России и Швеции. Лауреат государственных литературных премий. Автор многочисленных книг, рассказов, повестей, эссе о России и других странах. Действительный член Международной Академии Информатизации при ООН, политический обозреватель центральных шведских газет и газет России. Супруга - Валентина Петровна Панкина, окон.МГУ, долгие годы руководила отделом "Литературной газеты", занималась переводами с турецкой и персидской литературы. Сын – Алексей – руководитель исследовтельской программы "Восток-Запад" Европейского института средств массовой информации (г.Дюссельдорф, Германия). Дочь – Елена – специалист по истории искусств.

      ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКЦИИ: Усечённый вариант рецензии Б.Панкина на книгу Ш.Кадырова "Российско-туркменский исторический словарь". Берген, Bodoni Hus, 2001, 456 с. опубликован 19 января 2002 в еженедельнике "Время МН", №9 (857), с.5.

КАК ПРИОБРЕСТИ "РОССИЙСКО-ТУРКМЕНСКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ"

Rambler's Top100 be number one Kavkaz Top100