Главная
  Аналитика
  Конференция
  Рецензии
  Мнения
  Персоналии
  Мемуары
  Документы
  Хроника
  История
  Туркмены
  Этнология
  Каспий
  Права человека
  Проекты
  Юмор
  Central  Asia
  Словарь
  Что читать?

18 апреля - 5 мая 2002 года

      Вопрос: В чем особенности нового Договора о дружбе и сотрудничестве Туркменистана и Россией 24 апреля 2002 года?
      Ответ: Договор на 10 лет. И его сразу в двух словах не раскрыть. Но обращает на себя внимания три вещи:
      1) Более откровенно сказано о том, что Туркменистан и Россия это одно геополитическое целое. Отсюда акцент на координации. Правда, при координации целого нужна только одна голова, один центр, структура, субординация. Поэтому, чтобы снять подозрения, что это, по-прежнему, Россия, в документе говорится не только о двухсторонних отношениях, но и о повышении роли СНГ (статья 2 и 3 Договора);
      2) делается попытка остановить продолжающийся процесс культурного отдаления Туркменистана от России и, в первую очередь, приостановить отток русских, расширить значение «народной дипломатии» путем легитимного вовлечения культурных сил России и Туркменистана в политические процессы. Сказывается то, что все ведущие специалисты в области науки и культуры покинули Туркменистан, живут в Москве и постоянно требуют от Москвы, что-то предпринять для своего полноценного возвращения в Туркменистан. Люди просят, умоляют востребовать их интеллектуальный, духовный потенциал, воспитанный в эпоху СССР, на благо возрождения. Возрождения не в рамках концепции национально-культурной самодостаточности, а путем повторного вывода страны на орбиту евразийской цивилизации. Для этого намечается открыть информационно-культурные центры в г.Ашхабаде и в г.Москве;
      3) вероятно, работу этого центра в г.Ашхабаде будет неофициально контролировать Русская община. Еще не объявлен, но принципиально решен вопрос о юридической реализации права русских на открытие своей общины в Туркменистане (статья 5 Договора), которого они добиваются с 1992 года. Статья 4 усиливает акцент на праве России защищать права и свободы своих граждан на территории Туркменистана;
      4) наконец, новый момент - это расширение проектов новых экспортных трубопроводных направлений. Имеется в виду будущий Евразийский газовый альянс (статья 12 Договора).

      Вопрос: Можно ли сравнить результаты Ашхабадского саммита с «провалом», как это делают журналисты России?
      Ответ: В известном смысле - да. Отношения между участниками саммита остались очень напряжёнными. Последствия только начинают проясняться. Туркмения, например, объявила о переходе к российской двухсторонней дипломатии в определении своих границ на Каспии. Россия объявила о проведении полномасштабных военно-морских учений летом 2002 г. на Каспии, с участием 4-й армии.
      Сегодня это принципиальный вопрос, ибо потеря России влияния на Каспии - кардинальное начало потери её влияния на Кавказе и Средней Азии. Она может «отдать» Грузию, разрешить базы в Узбекистане и Таджикистане, но Каспий отдавать она не станет. Во всяком случае, при В.Путине этого не произойдёт.

      Вопрос: В чем смысл курса Туркменистана на двухсторонние договорённости по Каспию?
      Ответ: Возможно, Туркменистан создаст прецедент и будет определять границу по Каспию с Ираном с учетом пожеланий последнего. Пожелания эти сводятся к совместной эксплуатации спорных месторождений. Тогда Ирану легче будет говорить с Азербайджаном, ссылаясь на ирано-туркменский опыт работы на спорных месторождениях. Азербайджан, вынужден будет очень долго спорить с Ираном. А это осложнит его активность по освоению месторождений на границах с ним. Сегодня выиграв у Туркменистана, Азербайджан будет терять у Ирана.

      Вопрос: Как к сотрудничеству Ирана и Туркменистана против Азербайджана отнесутся США?
      Ответ: США, в свою очередь, стараются использовать ситуацию и интересы Азербайджана. Азербайджанская диаспора и политические деятели в эмиграции муссируют идею раздела Ирана с учетом интересов иранских азербайджанцев. США думают о возвращении в Иран наследника шаха (наполовину азербайджанца, живущего в США). Иран, в свою очередь, готовит реформу административно-территориального деления страны, после которой в Иранском Азербайджане азербайджанцы должны потерять большинство по ряду провинций.

      Вопрос: Почему Россия решила провести военные учения летом 2002 года на Каспии?
      Ответ: Потому, что в отличие от Туркманчайского договора 1828 г., договор с Ираном 1921 г. означал добровольный отказ России от эксклюзивного права иметь военный флот на Каспии. Этот Договор 1921 г. разрешил Ирану тоже иметь флот. В марте 1940 г. это положение было повторено и даже было сказано, что только Россия и Иран могут плавать по морю.
      И после этого, хотя и были приняты другие важные документы, ни один из них не запрещает Ирану иметь флот.

      Вопрос: Почему тогда Иран, имея право на флот и свободное плавание, не пользуется этим правом?
      Ответ: В советское время не пользовался потому, что с 1934 г. НКВД в одностороннем порядке установил границу на Каспии по линии Астара-Гасанкули (423,2 км). Эта граница Астара-Гасанкули юридически никак не признана. Просто на практике, иранские суда за эту линию не допускались советской стороной. Так решал вопрос Сталин. Сегодня все стараются жить по закону. Значит, Иран не имеет границы Астара-Гасанкули. Она была установлена в одностороннем порядке НКВД. Нет международно признанных документов на эту границу у России.

      Вопрос: Какова позиция Ирана по Каспию сегодня?
      Ответ: Если проводить границу по дну, по линии Астара-Гасанкули, то Ирану остается мизер, т.к. и Астара и Гасанкули (пограничные города Азербайджана и Туркменистана с Ираном) расположены в самой-самой южной оконечности моря, или, другими словами, торцовая часть моря на юге неглубоко врезается в иранский берег. Поэтому Иран за равнодолевое деление, по 20%. Тогда он расширяет свою зону на Каспии на север, за линию НКВД 1934 г. Эта предполагаемая Ираном линия по дну между Астарой и Гасанкули должна быть, по мнению Ирана, выгнутой на север. Иран, со своих новых «донных точек», оказывается напротив берегов Туркменистана и Азербайджана.

      Вопрос: Есть ли угроза военного конфликта на Каспии?
      Ответ: Если при таких противоречиях с границами по дну моря, вода будет признана общей, и будет аннулировано решение НКВД 1934 года, тогда иранские военные корабли войдут в соприкосновение с азербайджанскими. И не только корабли. Поэтому, когда на апрельском саммите в г.Ашхабаде устно условились не применять силу - это временный, но прогресс.
      Будет поднят вопрос, наверное, на следующей встрече в Тегеране, о том, что при общей воде не должно быть военных флотов у прибрежных государств. Иначе это действительно вызовет морские сражения. Но Россия решила не ждать морских баталий. Она резко взялась за укрепление своей Каспийской флотилии и, вероятно, выступит гарантом мира и стабильности на Каспии именно таким образом.

      Вопрос: Приглашение Б.Шихмурадова в США совпадает с прогрессом российско-туркменских отношений по Каспию и Договором Туркменистана с Россией. Это случайность?
      Ответ: Ни один политический эмигрант бывшего СССР не передвигается сегодня по миру так быстро и часто как Борис. Он., безусловно, агрессивнее А.Кулиева из-за «комплекса Володи Ульянова» (мести за близкого родственника). Армянская половина семьи Бориса Шихмурадова уже никогда не смирится с тем, что племянника посадили на 25 лет, даже, если племянника выпустят по амнистии.
      Поскольку с мая в Туркменистане началось жаркое лето, теперь Борис будет обещать и планировать навредить С.Ниязову осенью 2002 года. Теоретически истекают полномочия С.Ниязова по референдуму 1994 г., продлившему правление С.Ниязова до 2002 г. То, что Меджлис в декабре 1999 г. решил оставить его пожизненно ничего не значит, т.к. референдум выше решений депутатов. Во всяком случае, тут есть юридическая закавыка, позволяющая оппозиции обвинять С.Ниязов в узурпации власти и оправдывать законность его будущего устранения. Понятно, что и С.Ниязова не будет бездействовать.
      Что же касается поездки Бориса Шихмурадова в США в дни Каспийского саммита, то здесь есть какая то связь. В США Борис мечтал попасть сразу же после объявления себя оппозиционером. Но получил возможность сделать это только 6 месяцев спустя и именно в день каспийского саммита. Это какая-то демонстрация со стороны США. Примерно также они поступили, когда С.Ниязов отказался сотрудничать по каспийскому газопроводу почти 2 года назад. Они тогда пригласили А.Кулиева для обсуждения вопроса по правам человека в Туркменистане.
      В целом же, не думаю, чтобы визит Бориса в США как-то отразится на ситуации в Туркменистане.

      Вопрос: Руководитель аналитической группы «Профи» Александр Собянин в интервью газете «Известия» высоко оценивает шансы Бориса взять власть.
      Ответ: Я согласен с ним, но не во всем. А. Собянин в своих оценках не только по задаваемому вами вопросу, а шире, пытается прогнозировать и потому несколько торопит события. Он, например, заявляет о якобы уже существующем согласии Туркменбаши вступить в Евразийский альянс производителей газа. А.Собянин говорит, что это идея и В.Путина и С.Ниязова после их встречи в Москве в январе 2002 г. Однако это идея В.Путина, и тогда в Москве Баши ничего конкретного на эту идею не ответил. Я не хочу сказать, что С.Ниязов откажется от этой идеи в будущем, но пока фактов нет и потому не надо торопить события. Скажу больше, Евразийский газовый альянс прямо в Договоре России и Туркменистана подписанном 24 апреля не упоминается. Хотя намек есть.
      Александр Собянин, в том же интервью говорит, что с февраля 2002 создан единый антиниязовский фронт. Он называется Народное демократическое движение Туркменистана (Бориса Шихмурадова).
      Единого фронта, подчеркиваю, в лице Бориса не существует. Есть несколько организаций, в том числе и организация опальных, сравнительно молодых номенклатурщиков Бориса Шихмурадова, которые хотели бы придти к власти, но все эти организации не имеют единого центра и пока ни о чем не договорились.

      Вопрос: Александр Собянин в том же интервью говорит, что нет оппозиционных С.Ниязову группировок, сотрудничающих с российскими государственными структурами.
      Ответ: Ну, во-первых, кто ему об этом, вот так вот, возьмёт прямо и заявит. Во-вторых, если А. Собянин допускает, что создан единый фронт, значит, в нем находится и Авды Кулиев - организатор туркменской оппозиции со стажем. Он 10 лет в Москве. Несколько лет назад летал в Ашхабад при содействии России и улетел оттуда только после просьб российского посла. Вот вам и нет сотрудничества! Читателям становится после таких выступлений Александра Собинина не понятно, то ли есть единый фронт, то ли его нет, то ли есть сотрудничество этого фронта с Россией, то ли нет.

      Вопрос: Александр Собянин считает, что с появлением в оппозиции Бориса Шихмурадова «фактически в Туркмении есть, кому брать власть».
      Ответ: Речь идёт о дворцовом перевороте. Смена режима диктатуры на режим либеральный, олигархический. Борис заручается поддержкой извне, а кто-то внутри расправляется с С.Ниязовым, заранее зная, что у Бориса все обговорено и соседи признают смену власти.
      Но кому выгодна смена власти в Туркменистане сейчас? Если России, то у нее давно есть свой кандидат, и нет один. Кроме того, Россия подписала Договор. Если США, то они еще не настолько хорошо укрепились в Афганистане, чтобы двигаться в Туркменистан. Нет признаков, что кто-то согласен помочь Борису. Денег могут дать и не более того. Но денег у Бориса и так хватает.
      Борис и его люди, конечно, могут поставить внешний мир перед фактом устранения С.Ниязова, сославшись на то, что они предупреждали и не их вина, что им не поверили. Этого я не исключаю. У Бориса антиниязовская мотивация сугубо личная, «кровная». И его никто особенно останавливать не станет. Тем более, он вполне управляемый, даже послушный человек и, если надо, его поправят. Для ситуационного прессинга на С.Ниязова такая, сравнительно агрессивная фигура, внешним силам тоже нужна.

      Вопрос: Журналист Аркадий Дубнов в своих публикациях, посвящённых Каспийскому саммиту 23-24 апреля 2002 г. в Ашхабаде, пессимистически относится к проекту газопровода из Туркмении через Афганистан.
      Ответ: Проведение газопровода не прихоть, а насущная необходимость. Через этот проект США могут умиротворить ситуацию в Афганистане и действительно сделать его надёжной базой для цивилизованного влияния на Среднюю Азию. Аркадий Дубнов пишет, что «ни один серьезный инвестор не изъявлял готовности вкладывать деньги в этот давно с начала 90-х гг. известный проект». Он искажает историю. Были и интересы, и реальные деньги от Саудовской Аравии, Газпрома, США, Японии, Пакистана. Было и серьезное технико-экономическое обоснование. Гражданская война помешала.

      Вопрос: Аркадий Дубнов пишет о финансовых трудностях, о нескольких миллиардах долларах необходимых для реализации проекта.
      Ответ: Но тут же указывает, что это не несколько миллиардов, а только 2 миллиарда. А для таких богатых стран как США и Саудовская Аравия - это мелочь. Если исходить из настроений упомянутого вами журналиста, настроений отчасти определяемых его спонтанным лоббированием позиции Б.Шихмурадова, он должен также пессимистически оценить и транскаспийский проект из Туркменистана Европу. В проекте капийского газопровода гораздо больше опасностей и межгосударственных противоречий, чем в афганском маршруте.
      С приходом США в Афганистан должно там наступить умиротворение. В противном случае, американцы сядут в яму, как когда-то СССР. Если США сумеют договориться с Россией и с Туркменистаном о проведении газопровода это создаст базу для умиротворения и превращения Афганистана в фактор глобального сотрудничества.

      Вопрос: Что вы можете сказать об опасности «эффекта домино» для всей Средней Азии, в случае смены режима в Туркменистане?
      Ответ: Эти опасения Запада и США, а также и России активированы оплошным высказыванием Бориса Шихмурадова для «Немецкой волне» через Виталия Волкова 7 апреля 2002 года. Тогда, обругав оппозиционеров первого призыва в беспомощности, он заявил, что выступает за демократизацию всей Средней Азии, не только Туркменистана, но и сопредельных стран (!?).
      Сегодня, в США он говорит, что «домино» не будет. Для Бориса, как начинающего оппозиционера, такие заявления и промахи простительны. Он вообще, по характеру такой, любит преувеличивать немного. Все-таки, 10 лет работы на культ Туркменбаши не прошли даром. Только теперь, освободившись от регламента, он даёт волю фантазиям. Ведет себя порой, как младотурок, сторонник создания великого (демократического) Турана.
      В 28 декабря 2001 Борис обещал выдвинуть в президенты сразу шесть кандидатов, а в апреле 2002 г. в США он уже заявляет, что С.Ниязова менять пока некем. Да и приезд Бориса в г.Ашхабад «за властью», планируемый на весну с.г. откладывается. В общем, он в Штатах немного отрезвел. Прошел его «кавалерийский наскок».
      Что касается «домино». Афганистан можно считать прелюдией к «эффекту домино» в Средней Азии. Но США, только что получившим возможность присутствовать в нашем регионе, не с руки менять там режимы. Наивно полагать, что это входит в их ближайшие планы. Поэтому они закономерно опасаются плана Бориса о спешном смещении С.Ниязова. Это даже неприлично делать, получается, что США и Россия только и ждали, пока Борис их об этом попросит.
      Если США захотят менять С.Ниязова, то на человека иной геополитической ориентации, который сделает Туркменистан открытым миру. А Борис Шихмурадов, к сожалению, хочет оставить Туркменистан нейтральным, т.е. закрытым государством (читайте его интервью для «Время новостей» от 7 дек. 2001 г., № 226).

      Вопрос: Но с другой стороны, все диктаторы в Средней Азии уже в возрасте, да и моральный ресурс исчерпан.
      Ответ: Да, окружение не верит С.Ниязову. Он очень часто его меняет для 4,5 млн. жителей, где каждый четвертый друг другу родственник. Сегодня отставки никто не боится, боятся сесть в тюрьму.
      Отставок не боятся потому, что накопили денег для организации своего дела. Причем, эти деньги уже давно крутятся не в Туркменистане. А государственные интересы никого не волнуют. Государство там представлено одним человеком.
      В этом десятилетии естественное «домино» должно начаться само по себе и закончится, но уже с участием внешних сил. У США есть время подготовиться к этому. Для этого им надо сделать из Афганистана надежную тыловую базу. Как это сделать? По большому счету - через газопровод. Вот, если у США с Туркменистаном проблемы на почве этого проекта возникнут, тогда они будут настойчиво, своими путями способствовать смещению Баши.

      Вопрос: Политолог Шихмурадова Халмурад Эсенов пишет о том, что с уходом талибанов, на которых якобы он опирался, авторитет в регионе у Баши упал.
      Ответ: Сначала он писал (февраль 2001), что авторитет Ниязова должен быть низок именно потому, что Ниязов дружит с талибанами. Теперь пишет, что, раз они подавлены, значит тоже низок. Все это не корректно.
      Интересно, что он скажет, если выяснится, что теперь, поскольку США стали граничить с Туркменистаном по Афганистану, авторитет Баши должен возрасти еще больше, но в глазах России, прежде всего. Баши, отказавшись пускать США, доказал России, что она может на него положиться, как ни на кого в Средней Азии. С другой стороны, США ничего не остается делать, как договариваться с Баши, считаться с ним. Разве это не авторитет? Поскольку США против игры в домино, то и делать, что-то для свержения С.Ниязова они не будут, они будут договариваться. А Россия для участия в этом проекте уже припасла свой вариант - Альянс производителей газа.

Rambler's Top100 be number one Kavkaz Top100