Каспий

  Главная
  Аналитика
  Конференция
  Рецензии
  Мнения
  Персоналии
  Мемуары
  Документы
  Хроника
  История
  Туркмены
  Этнология
  Каспий
  Права человека
  Проекты
  Юмор
  Central  Asia
  Словарь
  Ссылки
  Что читать?
С т е п а н  Ш а р а п о в
ПЕРЕДЕЛ НЕДЕЛИМОГО МИРА

      Береговая линия, окаймляющая второй в мире, после Персидского залива, резервуар нефти (12 млрд. тонн), делится между 5-ю прикаспийскими государствами (Россией, Ираном, Азербайджаном, Казахстаном и Туркменистаном) неравномерно. При СССР все было просто: на море командовала Россия в лице СССР, частично Иран. Были на этот счет и соответствующие двусторонние документы: 1921 г. и 1940 г. В рамках СССР море было разделено на республиканские сектора, но, фактически, наиболее интенсивно велись разработки на азербайджанском берегу.
      После распада СССР, старые советские законы перестали действовать. Освоение морского дна пошло по принципу стихийного захвата. При прочих равных условиях, первенство в темпах освоения закрепилось за Азербайджаном.
      Осенью 1996 года состоялась встреча в Ашхабаде с участием России, Ирана, Казахстана и Туркменистана. Было решено самостоятельно работать по линии (72 км от берега в море). Это шельф - "подводное побережье". В срединной части моря. За этой линией предполагается работать совместно. Поскольку, все прикаспийские государства в освоении морского дна еще в советское время вышли за пределы предполагаемого шельфа (советское деление моря на сектора давала республикам больше возможностей работать за линией шельфа), то действующие республиканские месторождения оставались в собственности соответствующих республик.
      Однако, что, значит, работать совместно? Это было бы выгодно, если бы каждая из республик имела бы равные возможности и взаимно дополняла бы одна другую в добыче нефти. Возможности привлекать иностранный капитал благоприятны у тех, кто имеет опыт добычи нефти на море. Вот и получается, что Россия уже "залезла" в казахские воды, а Азербайджан аннексировал месторождения, которые теоретические принадлежат Туркменистану: Ширак, Азери и Кяпаз, называемый в Туркмении в честь Ниязова "Сердар" (Вождь).
      Кстати сказать, Азербайджан отказался подписывать ашхабадское соглашение о шельфе. Баку не имеет на Каспии такой широкой береговой линии, как Туркменистан и Казахстан. Этот недостаток он компенсирует богатыми традициями и, сформированной в советское время, инфраструктурой добычи нефти на Каспии. Осваивать морское дно в направлении к туркменскому берегу помогает стрела Апшеронского полуострова. Туркменистан требует своей доли в этих месторождениях или, в противном случае, их возврата.
      Туркмении есть о чем горевать. Ее сектор в акватории Каспия разрабатывается с 1971 года не без участия Азербайджана. Верхние горизонты исчерпаны. На повестке сверхглубокое бурение, которое возможно только с участием иностранной техники, иностранного капитала. Месторождения хотя и нефте-газоносные, но добываемый газоконденсат не поддается утилизации. Прогнозные запасы туркменского сектора более 750 млн. тонн, а извлекаемые (есть такое, близкое к реальным, понятие), как правило, в два раза меньше. Поэтому основные перспективы связываются с разработками на глубине более 60 метров, т.е. за пределами зоны юрисдикции Туркменистана, если пользоваться статьями нового, т.е. Ашхабадского, соглашения осени 1996 года.
      Туркменистан косвенно поддержала Россия. Ее "Лукойл" уже приостановил свое сотрудничество с Баку. Однако для Азербайджана это не проблема. Он подписал контракты с более чем 10 крупными концернами, в том числе и крупнейшей в Норвегии кампанией "Статойл". Г.Алиев готов встретиться с Туркменбаши, решать споры по Каспию на межправительственном уровне, но без участия третьей стороны (России). Однако, любопытно, что сторонник двусторонней дипломатии - Туркменистан - не признает двусторонних переговоров в споре за Каспийскую нефть.
      Вступать в единоборство с таким матерым политиком, как Алиев Туркменбаши явно не по силам. Это труднее, чем устрашать "свой" народ. И потом, имея одного хозяина (Россию), Туркменистан не может служить другому - Азербайджану. У России на Каспии своя игра. Каспийская нефть, куда бы она ни шла, пройдет через Россию (Новороссийск), поэтому активизация Азербайджана на Каспии России не очень-то и пугает. Но конфликт между Баку и Ашхабадом ей интересен, с одной стороны, чтобы ограничить усиление на море Азербайджана, с другой - предложить свои услуги по добыче нефти Туркменистану.
      Ни одно место на географической карте бывшего СССР не призывает к новой реинтеграции больше, чем не имеющий границ Каспий. Но, как и многие другие спорные районы бывшего СССР, Каспий показывает, что эта реинтеграция пока неосуществима. Знатоки седого Каспия говорят, что на озере бывают и сильные штормы, но чаще - каспийская зябь, переходящая в многонедельную болтанку, которая любого из равновесия выведет. В такое время на море ни поработать, ни отдохнуть нормально невозможно. Похоже, и политическая ситуация в борьбе за морское дно разрешится не скоро.

Берген, 1997 год

[an error occurred while processing this directive]